22:03 

"Сказки дядюшки Уолтера"

Thomas Reith
Название: Сказки дядюшки Уолтера
Автор: Томас Рейт
Персонажи: Уолтер Бишоп, Элла Данэм, Астрид, Оливия Данэм, Питер Бишоп
Жанр: крэк, пародия
Рейтинг: нету рейтинга, или как там это говорится? G
Краткое содержание: Уолтер рассказывает сказки. Не заводит? Может быть, вы не так прочли? Послушайте! Уолтер рассказывает сказки. Опять не заводит? Что же не так? Ах, да! Уолтер рассказывает сказки, приняв изрядную дозу любимой ЛСД.
От автора: безумие чистой воды и автору не стыдно, у него настроение соответствующее, а фанфик - лекарство от этого настроения. Даже неудачный поможет

- Доктор Питер Бишоп почти бежал по коридору замка, он очень торопился…
- Наш Питер? – перебила Уолтера Элла.
- Что? – доктор Бишоп быстро заморгал, он с первой же фразы настолько погрузился в мир рассказываемой сказки, что с трудом вырвался из него. – Ах, да. Нет, это не наш Питер. Разве ты видела сказки о нашем Питере?
- Однофамилец, - кивнул девочка.
- Да, да… - машинально ответил Уолтер. – Хотя, если тебе неудобно, но я, пожалуй, назову его доктором Бишопштейном. Так вот… Доктор Бишопштейн почти бежал по коридору замка, он очень торопился…


***


Доктор Бишопштейн бежал по коридору замка, он очень торопился. Еще бы! Ведь сегодня должна быть удивительная ночь. Ученый еще раз сверился со сводками погоды и астрологическими прогнозами – это был ворох бумаг, в котором сложно было не запутаться, тем более на бегу, но Питер был гением, так что с бумагами мог справиться.
- Луна в третьем доме, Марс – в пятом… - бормотал он себе под нос. – Гроза. Судя по карте ветров, торнадо не будет. Идеально. И-де-аль-но.
Он пнул ногой двери в лабораторию, но увесистое дерево, как обычно, не отреагировало, пришлось навалиться плечом. Тяжелые, окованные железом, створки, наконец, поддались. Доктор Бишопштейн протиснулся сквозь узкую щель в собственный кабинет под крышей самой высокой башни замка и заорал:
- Фиииилиииип!
Его голос эхом отражался от серых каменных стен. Бесконечные «филип-филип-филип» накладывались друг на друга и, в конечном счете, стали походить не то на карканье ворон, кружащих над трупом, не то на хор умалишенных. Откуда-то из-за стены вышел сгорбленный лысый человек. Его кожа была черна, как могильная земля. Его коричневый череп блестел в неровном свете факелов, которыми освещалась лаборатория.
- Да, хозяин, - прохрипел горбун и, тут же запрокинув голову, провыл в крышу: - Броооооойлз!
- Филип, сегодня – та самая ночь! – возбужденно заговорил доктор Бишопштейн. – Я проверил трижды. Будет гроза. Дождь до утра, но, главное, будут молнии, представляешь, молнии! Напряжение в одну целую и две сотых гигаватта. А еще планеты… - Питер вытащил из стопки бумаг, которые держал в руках, одну, остальные рассыпались по полу, но это его, похоже, не обеспокоило: он был слишком взволнован.
- Планеты расположены идеально, - продолжил он. – Именно так, как я хотел. У нее будет тот самый характер. Сегодня – лучшая ночь для ее рождения.
Пока Филип медленно собирал бумаги, рассыпанные его хозяином по каменному полу лаборатории, тот подбежал к столу, стоящему в центре кабинета, и откинул простынь, которая скрывала лежащее тело. Это была девушка в белом кружевном платье. Ее рыжие волосы огненными локонами рассыпались по плечам. Идеальные черты ее лица будто были выточены из мрамора.
- Оливия, - произнес доктор Бишопштейн, порывисто схватил девушку за руку и прижал ее пальцы к своим губам.

***


- Оливия? – вмешалась Элла. – Как моя тетя?
- Что? – в мутных глазах Уолтера понимание возникало постепенно: будто его разум был далеко-далеко и теперь возвращался назад, надо сказать, с трудом. – Ах, да. Ее зовут, как агента Данэм. По-моему, это очень красивое имя.
- Элла – тоже красивое, - чуть обиделась девочка.
- Конечно, маленькая, - улыбнулся Уолтер. – Но мне будет тяжело представлять кого-то, кроме тебя, с таким именем.

***


Гроза началась. Грохотало так, что казалось, еще немного и замок Бишопштейн развалится на части и рухнет вниз со скалы. Питер приоткрыл узкое стрельчатое окно, тут же холодный ветер бросил ему в лицо брызги дождя. Старые каменные стены выли, как расстроенный орган. Опять пророкотал гром, и через несколько секунд сверкнула молния, на мгновение вспышкой выкрашивая все в белые блестящие тона.
- Пора, Филип, пора! – закричал доктор Бишопштейн.
- Брооооойлз, - тут же взвыл горбун и поковылял к столу, на котором неподвижно лежала девушка. Он проверил прикрепленные к ее шее провода.
В это время Питер нажал несколько кнопок на пульте, спрятанном за секретной панелью в стене, и крыша башни начала раздвигаться в стороны, обнажая стеклянный потолок. Сквозь него стало видно устройство, сплошь утыканное проводами и лампочками, увенчивалось оно длинной металлической мачтой, уходящей в черное грозовое небо. Доктор Бишопштейн взялся за большой рубильник, расположенный на том же пульте.
- Ну же… Ну! – забормотал он нетерпеливо.
Он неотрывно глядел на черный штырь, который стоял на крыше и походил на указательный палец, грозящий небесам.
Загудел ветер, пробравшийся внутрь стен по одному ему известным щелям, и, вторя ему, безумно завыл Филип:
- Брооооойлз!
Сверкнуло где-то вдалеке, от удара грома зазвенело в ушах. Доктор Бишопштейн напрягся: вот он – момент истины.
И тут же небо расколола новая молния. Она коснулась металлической мачты, и по ней, а потом по проводам вниз пошла искрящаяся электрическая лента. Питер дернул рычаг: загнанная в провода молния разделилась на две части и ударила в лежащую на столе девушку. Тело судорожно затряслось и вдруг замерло.
- Оливия? – тихо позвал ее Питер. – Оливия?
Девушка открыла глаза и медленно села. Ее волосы теперь были светлыми, почти белыми. «Возможно, последствия электрического удара», - подумал доктор Бишопштейн. Он не заметил, когда это произошло. Девушка на столе будто была той же и не той одновременно.
Она повернула голову на голос и взглянула на ученого. Неуверенность и смятение на его лице сменились безумной радостью.
- Она жива, Филип! – закричал Питер в стеклянный потолок и в черное небо за ним. – Она жива!
- Брооооойлз! – завыл его помощник, и тучи опять расколола молния.

***


- Это что? – поинтересовалась Астрид. – Вольный пересказ «Франкенштейна»?
Уолтер удивленно воззрился на нее, он не заметил, как она пришла.
- «Франкенштейн»? – он в задумчивости потер лоб. – Ах да… Я чувствовал, что эта история мне откуда-то знакома. Но ведь это не страшно, да, Элла?
Девочка с готовностью кивнула.
- К тому же, она еще не рассказана до конца, - улыбнулся Уолтер, - а значит, всегда есть возможность все исправить
.

***


Оливия присутствовала в этом мире – доктор Бишопштейн не мог подобрать иного сочетания – уже третьи сутки. Он не знал, чем это объяснялось, но сон ей был не нужен, а вот его усталость и волнение наконец свалили с ног. Когда он открыл глаза, было утро нового дня. Питер потянулся в постели и улыбнулся, вспомнив, что его ждет Оливия – девушка его мечты, которую он создал сам несколько дней назад. Одевшись, он вышел из комнаты и громко позвал:
- Оливия!
Ему ответила только привычная тишина каменных стен.
Доктор Бишопштейн решил спуститься в гостиный зал, но и там никого не оказалось. Тревога острыми коготками впилась в его сердце. Он заметался по замку, беспрестанно зовя Оливию, но старинное здание было глухо к его мольбам. Наконец, он вбежал в лабораторию. Может быть, его милую возлюбленную привлекло место рождения?
- Оливия! – крикнул он, вкладывая всю душу в этот крик.
- Вы звали? – спросил появившийся из-за стены горбун.
- Филип! – Питер схватил его за руки. – Где Оливия? Ты видел ее? Отвечай же!
- Она ушла, - ответил горбун и тут же, будто не в силах противиться этому воплю, завыл: - Броооооойлз!
- Куда? Куда она могла уйти? – запричитал Питер, дождавшись, когда Филип затихнет.
- В город, сэр.
- О нет! – закричал доктор Бишопштейн, воздев руки к стеклянному потолку, где громоотвод все еще грозящее утыкался в небо.

***


- Истеричка – ваш Питер, - хмыкнула Астрид, выставляя перед Уолтером и Эллой высокий стакан с клубничным коктейлем.
- Это же сказка, дорогая Астро, - улыбнулся доктор Бишоп. – А в сказках все герои немного склонны к истерикам.


***


Девушку с белыми волосами сложно было не заметить. К тому же, Оливия была прекрасна. Она шла по городку, стоящему у подножия замка Бишопштейн, и люди смотрели ей вслед. С ней хотели познакомиться, ей дарили цветы. Даже сам мэр, прослышав о прекрасной девушке, которая идет по его городу, покинул ратушу. Старый ловелас просто не мог…

***


- А кто такой ловелас? – спросила Элла.
- Уолтер! – возмутилась Астрид.
- Хорошо, хорошо, - тут же согласился доктор Бишоп. – Элла, забудь последнее предложение, его не было.


***


- Кто вы, о прекрасное дитя? – спросил мэр, взяв Оливию за руку. – Как вас зовут?
Вокруг них собиралась толпа, но начальника города это ничуть не смущало, ему это даже льстило.
- Оливия, - ответила девушка, и ее голос был похож на звон серебряных колокольчиков.
- Оливия, - повторил мэр таким тоном, будто во рту у него была самая сладкая конфета. – Откуда же вы, Оливия? Кто ваши родители или… муж?
- Я… - девушка улыбнулась, когда мэр, чуть склонившись, поцеловал ее пальцы. – Я пришла из замка.
- Из замка? – мэр нахмурился и бросил короткий взгляд на скалу, которая нависала над городом. – Из Бишопштейна?
- Да, - Оливия грациозно махнула рукой в ту сторону, откуда пришла. – Я там родилась. Четыре дня назад, во время грозы.
Толпа ахнула и как-то попятилась. Мэр выпустил руку девушки.
- Может быть, вы не знаете, Оливия, - теперь голос мэра был сух и холоден, - но людям, чтобы родиться, нужны отец и мать, а на то, что бы вырасти, много лет.
Девушка рассмеялась.
- Но я же родилась. То есть когда-то у меня были родители и когда-то я была маленькой, но это было в другой жизни, до того, как молния вдохнула в меня новую.

***


- Звонила Оливия, сказала, что через пять минут заедет забрать Эллу, - сообщила Астрид, отключая телефон.
- Нуууууу, - скривилась девочка. – Я же не узнаю, чем все закончилось!
- Придется сделать монтаж, дорогая, - вздохнул Уолтер. - Художника обидеть может каждый...


***


- Мертвец! – вдруг выкрикнул кто-то из толпы.
- Она мертвая! – раздалось с другой стороны.
- Мертвая жена Бишопштейна!
Жители города, собравшиеся вокруг, еще раз ахнули. Кто-то вытащил из-за пояса нож, кто-то кинулся домой за лопатой или вилами.
- Я не мертвая, - кричала Оливия, мечась между горожанами. – Я живая, вы же видите, я живая!
Но ей никто не верил.
- Питер!
Крик Оливии потонул в стоне воинствующей толпы.

***


Когда Питер на своей верной лошади Джин примчался в город, толпа уже разошлась. Мэр сунул ему в руки темный мешок, из которого торчало что-то белое. Доктор Бишопштейн сначала подумал, что это платок или конский хвост, только потом понял, что же это на самом деле.
- Как вы могли? – хрипло спросил он у мэра.
- То, что мертво, должно оставаться мертвым, - ответил тот. – Таковы правила.

***


- У тебя что-то болит? – Оливия кинулась к Элле, заметив, что та плачет. – Тебя кто-то обидел?
- Тебя… - всхлипнула девочка. – Тебя убили!
Оливия обвела присутствующих удивленным взглядом.
- Тебя Питер оживил, а они убили, - продолжала причитать Элла.
- Это сказка, - пояснила Астрид. – Уолтер рассказывал.
- И?
- И у нее был плохой конец.
- А все потому, что ваш звонок, агент Данэм, сбил мое вдохновение, - отозвался с другого конца лаборатории Уолтер. – Нельзя так со сказками. Это тонкая материя. Когда их придумываешь, нельзя подгонять музу.
- Уолтер, - поморщился приехавший с Оливией Питер, - ведь можно было сказать, что продолжение следует. О том, чем закончилась история, узнаешь в следующей серии сказок под ЛСД и все такое.
- Эм… - доктор Бишоп высунулся из-за стола. – Это хорошая идея. Но она, к сожалению, не пришла мне в голову. Может быть, еще можно все исправить?
- Как исправить? – вновь заплакала Элла. – Оливию убили.
- Это же сказка, Элла, - вмешалась Оливия. – Она не умерла. Питер приедет, поцелует ее, и она проснется.
Девочка заревела еще сильнее.
- Что не так? – спросила агент Данэм.
- Они… - всхлипывая и запинаясь, заговорила Элла. – Они отрубили ей голову…
Питер и Оливия выразительно взглянули на Уолтера.
- А Питер польет голову живой водой, и она прирастет на место, - теперь пытался Бишоп-младший пытался исправить сказку отца.
- Нельзя ее живой водой, - проговорила племянница Оливии. – Она же мертвая была до того, как ей голову отрубили, и до того, как Питер ее оживил.
- Интересные у вас сказочки… - пробормотал Питер. – Прям хоть сейчас ужасы снимай. Хорошо, Элла. Он сначала пришьет голову Оливии, потом польет живой водой, чтобы приросла, а потом… - он попытался представить, какой же способ оживления могла породить фантазия его отца. – А потом ее ударит молнией, и она опять оживет.
- Ударит молнией? – Элла вдруг перестала плакать.
- Ну да.
- Ой, Питер же ее и первый раз так оживил! – обрадовалась девочка. – У нее еще волосы из рыжих стали белыми, но он доктор Бишопштейн не расстроился.
- Я смотрю, это у вас семейное – переделывать «Франкенштейна», - сказала Астрид.


The end

@темы: тип: джен, творчество: фанфикшн, рейтинг: G, размер: мини, персонажи: Peter Bishop, персонажи: Olivia Dunham, персонажи: Ella, персонажи: Astrid Farnsworth, персонажи: Walter Bishop

Комментарии
2012-04-20 в 23:04 

Близнечный Миф
я не веселый. у меня истерика. падение подобно полету, но только ближе конечная цель
по-моему это АТЛИЧНА!! в меру бредово, в меру психоделично

То что мертво, должно оставаться мертвым - таковы правила! - особенно да. ШИКАРНО! мне очень понравилось

2012-04-23 в 07:32 

Thomas Reith
Близнечный Миф, спасибо огромное!
Честно говоря, понимаю, что бредятина, но если в жанрах и предупреждениях поставить красивое "крэк", то бред принимает приятные формы. Его даже можно назвать психоделичностью и все такое прочее. А вообще, всегда хотелось поиграть со сказками, которые рассказывает Уолтер. Браун Бэтти - наверняка не единственная. Какой простор для слива безумия

2015-07-08 в 09:17 

Норик
Если хочешь прикоснуться к прекрасному, можешь потрогать меня.
Ах, какая прикольная сказка! :crzfan: просто здоровская.

2015-07-08 в 11:45 

igrushka13
Душа неприкаянная
Норик, это я автор ))) мой виртуал из того времени, когда я хотела иметь второй развитый ник. Рада, что понравилось

2015-07-08 в 14:12 

Норик
Если хочешь прикоснуться к прекрасному, можешь потрогать меня.
Ух, ты!!! :crzfan: знакомые все лица. А я все тут брожу по просторам интернета в поисках прекрасного! :shy:

   

Любители сериала "Fringe" / "Грань"

главная